annalyubartseva

Category:

Потерь нет, а трупы есть

Война на Донбассе, продолжающаяся уже седьмой год, несет потери в дома украинцев. Тысяч погибших и десятки тысяч раненых – такова неутешительная статистика. К сожалению, конца всему этому нет в обозримом будущем. Каковы же цифры потерь военнослужащих ВСУ? Точной цифры погибших вам не назовет никто, потому что командование Вооруженных сил Украины предпочитает скрывать такие данные от общественности. Озвученные официальные цифры сильно разнятся с реальными. Мало того, оборонное ведомство уже настолько завралось, что в своей лжи полностью запуталось, и как итог уже неоднократно подаваемые данные Генштабом, штабом ООС и Министерством обороны не совпадали.

Украинские командиры еще с 2014 года привыкли занижать реальные потери ВСУ, а также цифры без вести пропавших. В основном это касается небоевых потерь. Даже по статистике украинских блогеров, которые ведут собственный учет потерь, нередко погибших в 2-3 раза больше, чем гласят официальные цифры. Однако Генеральный штаб, несмотря ни на что, продолжает гнуть свою линию. Делается это, чтобы не дискредитировать службу в Вооруженных силах Украины, так как престиж ВСУ давно потерян и идти служить желающих практически не осталось. 

Иногда доходит до абсурда. В ежедневных сводках штаб ООС отчитывается, что потерь нет, а матерям или женам звонят и сообщают, чтобы готовились к похоронам, так как тело уже везут домой. Совсем недавняя ситуация с умершим Тарасюком. Мало того, что командование бригады не подавало рапорт в штаб о том, что у них пропал военнослужащий, но и в последствии долго его не забирало у противника.

Матери Тарасюка позвонили в день, когда о смерти стало известно, но тело еще не передали ВСУ. На все ее вопросы в ответ были только какие-то отговорки и молчание. Что случилось с ее сыном узнать от командования бригады ей так и не удалось. Не получив ответа и от высших инстанций ей пришлось обратиться в «Союз солдатских матерей» со следующим письмом: «Обращаюсь к вам, потому что вы последняя моя надежда добиться правды. Мой сын Тарасюк Николай Викторович погиб в зоне проведения Операции объединенных сил. Командование 14 бригады никаких объяснений не дает, по официальным данным погибших нет. Я не знаю куда бежать и что делать. Я хочу разобраться как так получается, что сын погиб, но нигде по сводкам не проходит. Какая причина смерти? Его телефон отключен, я до сих пор не верю, что это правда. Звонок на горячую линию Министерства обороны никак не прояснил ситуацию, банальная отговорка – мы вам перезвоним и всё. Прошу вас, как официальное юридическое лицо подать запрос в Министерство обороны Украины для выяснения всех обстоятельств гибели моего сына Тарасюка Н. В.»

Только после этого обращения Минобороны зашевелилось и соизволило забрать тело военнослужащего, а после подтасовав факты огласило, что Тарасюк был якобы задушен. Но потеря небоевая, поэтому особых разбирательств не было.

Сколько еще таких небоевых потерь, которые скрываются от общественности? Не подними мать Тарасюка скандал, он бы стал еще одной тенью, пропавшим без вести или дезертиром.

Пропавший без вести и дезертир – за такими формулировками командование ВСУ за все время войны на Донбассе скрыло смерти большого количества своих военнослужащих. Информационное агентство «РБК-Украина» недавно сделало запрос в пресс-службу МОУ о количестве пропавших без вести военнослужащих ВСУ с 2014 года на Донбассе. В ведомстве ответили, что имеется информация о 70 пропавших военнослужащих и по мере идентификации неопознанных тел пропавшие военные переходят в разряд погибших. Не трудно догадаться, что на самом деле цифра в разы больше. 

После событий лета 2014 года на Донбассе, совместно с гуманитарным проектом Вооружённых Сил Украины «Эвакуация 200» работала гражданская гуманитарная миссия «Черный Тюльпан». «Тюльпан» занимался поиском, эксгумацией и вывозом погибших украинских военных в зоне АТО. С 30 сентября 2016 года поисковики «Черного Тюльпана» не привлекаются к реализации проекта «ЭВАКУАЦИЯ 200», так как МОУ не нравилось, что происходила утечка реальных цифр потерь. Сегодня узнать точные цифры практически нереально, так как Министерство обороны Украины называет то количество, которое удобно им.

Вышеперечисленные факты говорят о том, что узнать сегодня реальное количество погибших военнослужащих – невозможно. Их число знают только избранные власть имущие, простым смертным эта информация недоступна и вряд ли когда-нибудь будет обнародована. Обещания Зеленского о том, что война на Донбассе будет окончена так и остались обещаниями, а значит поток гробов в дома украинцев в ближайшее время не иссякнет, а штаб ООС так и будет продолжать твердить: «Среди украинских воинов боевых потерь и раненых нет».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic